Неомифологическое пространство в романе Дэвида Герберта Лоренса



Скачати 92,04 Kb.
Дата конвертації13.02.2017
Розмір92,04 Kb.
Неомифологическое пространство в романе

Дэвида Герберта Лоренса

«Любовник леди Чаттерлей» (Саратов, 2002)

Обращение Лоренса к мифу, к верованиям древних свидетельствует о «продуманности позиции» и тщательном изучении трудов виднейших этнографов и «мифологов» того времени: Д. Фрэзера, Д. Харрисона, Э. Тейлора, а также работ теософов, чьи учения «были тесно связаны с мифологией»1: Е. Блаватской, Д. Прайза, Л. Фробениуса.

Показывая глубокую связь человека и космоса, его сил и энергии, Лоренс находил подтверждение своим идеям в ритуалах и верованиях языческих народов, более восприимчивых к природным силам, т.к. стоящих ближе к природе. Лоренс был в первую очередь тонким психологом, и обращение к символической и архетипической сторонам мифа придавало его опытам в области выражения «внутреннего человека» мифологический характер: миф выступал в качестве комментария, давал ключ к разгадке поведения людей, позволял провести универсальные параллели.

Рассматривая мифы не только в качестве «вечных тем или символов скрытого знания», но и как «моменты в истории моей души»2, Лоренс был близок теории «коллективного бессознательного» К.Г. Юнга: «… полагал, что психика каждого человека отражает помимо личного и общий древний опыт»3.

Помимо использования традиционных мифов, Лоренс создавал и собственные – «миф о вредоносности механического принципа, убивающего все живое», а также миф о Силе или Волне Жизни, связанный с ритуалами «священной весны». Образ Волны символически выражает течение «Силы Жизни», подъемы и падения которого можно проследить и в общечеловеческой истории, и в индивидуальной судьбе каждого .В статье Г.М. Ермаковой эти авторские мифы рассмотрены на материале романов «Влюбленные женщины», «Пернатый змей», «Кенгуру», «Любовник леди Чаттерлей».



Обратимся к роману Дэвида Герберта Лоренса «Любовник леди Чаттерлей».



Следует отметить сразу, что миф в романе образует некую «сетку», организуя роман на всех уровнях: образном, стилевом, композиционном.

  1. Первый уровень представлен, если можно так сказать, классическим мифом, иначе – традиционным (уровень античного, библейского мифа). Четко прослеживается связь этого уровня с тем, что М. Эпштейн назвал «неоязычеством» Лоренса4.

  2. Второй уровень, также хорошо прочитываемый, образует неомиф, который «творит» сам Лоренс: «… не приемля индустриально-технической цивилизации, Лоуренс творит миф о вредоносности механического принципа, убивающего все живое. Во всех зрелых романах писателя есть фрагменты, в символической форме рисующие современную историю как «фазу угасания» человечества, …, а людей как хтонических демонов древних легенд»5, а также миф о Волне Жизни. Глубокий анализ этого пласта текста представлен в работе Г.М. Ермаковой «Мифологическая образность в романе Д.Г. Лоренса «Любовник леди Чаттерлей»», опубликованной в сборнике статей Саратовского государственного университета «Реализм в зарубежных литературах 19-20 веков» (Саратов, 1991).

  3. И, наконец, третий уровень образует неомиф о Первой мировой войне, который словно «подсвечивает» сюжет и к которому в конечном итоге сходятся все нити повествования. На этом уровне отчетливо проявляется связь этого романа Лоренса с «потерянным поколением» - в оценках войны, принятии и непринятии предвоенных, военных и послевоенных духовных ценностей: «Роман принадлежит или, по крайней мере, примыкает к литературе «потерянного поколения». О своем «потерянном поколении» горько рыдает героиня романа Конни Чаттерлей. Мужчины, погибшие в дикой бойне, память обоих десятилетий хранят их вдовы (миссис Болтон). … Мужчины, покалеченные войной, «разорванные на куски» и «собранные» врачами…»6.



Анализируя роман, мы отметили, что каждый из этих мифо-пластов имеет прямое отношение к «троице» главных героев романа: молодой чете Чаттерлей – Констанс и Клиффорду, и Оливеру Мэллорсу, леснику на службе в поместье лорда Чаттерлей.

Кроме того, именно с образами персонажей входит в литературное произведение пространство-время. Пространство-время художественного текста неотрывно связано с судьбами его персонажей, расширяется за счет их передвижений в пространстве и времени (в последнем случае речь идет о таких способах расширить границы времени, как воспоминания, мечты героев). Однако, поскольку образам Конни Чаттерлей и Оливера Мэллорса достаточное место уделяется в любой работе, посвященной творчеству Лоренса, нам кажется правильным остановиться при отборе анализируемого материала лишь на образе лорда Клиффорда Чаттерлея. Мы считаем, что именно этот персонаж служит связующей нитью между всеми тремя мифологическими пластами романа и, характеризуя его, мы сможем достаточно полно показать реализацию мифопоэтики Лоренса в исследуемом произведении. Разобрав взаимосвязи центральных персонажей романа с образом лорда Клиффорда; мы сможем конкретизироваться в пространственно-временной сетке романа, сличив ее таким образом с вышеперечисленными мифо-пластами.


«Большое историческое время» представлено в романе Первой

мировой войной. Нельзя даже сказать – «событиями», т.к. война образует фон повествования, входит в судьбы всех его героев и во многом их определяет.

Наибольший интерес в этом отношении представляет самое начало романа, первая глава. Лоренс сразу же определяет век как трагический, не называя однако прямо причин трагедии, но метафорически: «катастрофа, развалины»: «Ours is essentially a tragic age… . The cataclysm has happened, we are among the ruins, we start to build up new little habitats, to have new little hopes… . We’ve got to live, no matter how many skies have fallen» (1).

И лишь второй и третий абзацы вводят в повествование – последовательно – Констанс Чаттерлей, войну, Клиффорда Чаттерлея, четко определяя время: «She married Clifford Chatterley in 1917, when he was home for a month on leave. They had a month’s honey-moon. Then he went back to Flanders: to be shipped over to England again six month later, …. Constance, his wife, was then twenty-tree years old, and he was twenty-nine» (1).

Вся первая глава построена на датах, цифрах, фактах. В композиционном отношении она в романе уникальна.

Первая глава состоит их 42 абзацев - в англоязычном издании (оговорка необходимая, т.к. в русском переводе Т. Лещенко некоторые абзацы объединены). Хронология этой главы словно вывернута наизнанку: абзацы 3й, 5й, 18й, 23й, 34й, 41й и 42й начинаются с указания даты, т.е. образуют некий временной стержень внутри главы. Но события изображены в следующем «беспорядочном» порядке:


  • 1917 год (женитьба Конни Рейд и Клиффорда Чаттерлея);

  • 1920 года (возвращение Клиффорда с женой в Рагби после смерти его отца);

  • 1913 год (летние каникулы сестер Рейд, проведенные дома с больной матерью);

  • май – декабрь 1914 год (первый год войны; смерть матери Конни и Хильды; гибель молодых немцев - возлюбленных сестер Рейд);

  • 1916 год (гибель на войне Херберта Чаттерлея, старшего брата Клиффорда; Клиффорд становится наследником отцовского титула и фамильного поместья Рагби);

  • вновь 1917 (женитьба Клиффорда Чаттерлея на Конни Рейд и их медовый месяц);

  • 1918 год (ранение Клиффорда, исключающее возможность иметь детей; смерть сэра Джоффри Чаттерлея).

Остальные «куски» текста первой главы также опираются на цифры,

названия, факты: Париж, Флоренция, Рим, куда «возили» сестер Рейд в детстве; Дрезден: «They had been sent to Dresden at the age of fifteen» (3), где они обучались «и музыке, помимо всего остального» (11)7; имена генерала Китчинера, Ллойд-Джорджа и т.д., с которыми роман включается в эпоху начала 20 столетия.

Война возвращается в текст почти с каждым новым абзацем, т.к. и довоенная жизнь, и военные годы, и послевоенная действительность маркированы ей, - война определила цель для жизни всего военного поколения:

Конни Чаттерлей: «The war had brought the roof down over her (Connie) head. And she had realised that one must live and learn» (1).

Клиффорд Чаттерлей: «Crippled for ever, knowing he could never have any children, Clifford came home to the smoky Midlands to keep the Chatterley name alive while he could» (1-2).

Стиль Лоренса – не краткие рубленые фразы Хемингуэя; Лоренс пишет длинными сложными – сложносочиненными – предложениями. Это, как и «рваная» композиция первой - вводной – главы романа, дает возможность читателю представить разорванную же картину мира после войны, картину «трагического века», в которой смешались причинно-следственные отношения. И сделать вывод: война виновна в трагедии века.

Заключение



Как было показано выше, в конце 19 – начале 20 века огромное влияние на модернистскую литературу оказали философские и психологические теории Ф. Ницше, З. Фрейда, К.Г. Юнга. Однако связь творчества Дэвида Герберта Лоренса с их идеями сложна и неоднозначна, как, впрочем, и его отношения с литературной традицией модернизма. Все исследователи отмечают, что в своем творчестве Лоренс придерживается как романтической, так и реалистической линии развития литературы.

В романе «Любовник леди Чаттерлей» наиболее отчетливо прослеживаются основные положения лоренсовской философии тела. Она восходит к древним представлениям о тождественности человека и окружающего мира, поэтому тело в романе описывается в пространственных категориях, а пространство соотносится с частями человеческого тела. От современной же ему философии Лоренс берет подчеркнутую сексуальность, культ половой любви. В предисловии к роману Лоренс пишет: «Мы должны… иметь должное уважение к половым отношениям и физическим переживаниям. И не бояться употреблять так называемые слова, ибо они являются выразителями нашей физической жизни. Непристойность существует только тогда, когда сознание презирает и боится тела, а тело ненавидит и противится сознанию»8.

В романе можно выделить три мифологических пласта, - пласт традиционного мифа, так называемое «неоязычество» Лоренса; авторский миф о механистической цивилизации; «исторический» миф о Первой мировой войне, - которые пересекаются друг с другом в единой точке – в образе лорда Клиффорда Чаттерлея.

Категория пространства-времени проявляет себя ярче всего именно в персонажах литературного произведения. Образ сэра Клиффорда в этом плане показателен, т.к. находится в центре действия, являясь его относительно пассивным участником; лорд Чаттерлей – антагонист главного героя романа, лесника Оливера Мэллорса.

Именно в образе Чаттерлея реализуется пространственная метафора «верха и низа»: нижняя часть тела лорда Чаттерлея парализована в результате ранения, он может передвигаться лишь на механическом кресле. Нижняя часть человеческого тела в мифопоэтических представлениях связывается с функцией деторождения, плодородия – с чувственным, материально-физическим аспектом существования человека, верх же – с духовным (с интеллектом, разумом).

Развитие образа лорда Чаттерлея в романе подчеркивает важность для Лоренса мысли о приоритете в человеке чувственного начала, а не интеллектуального.

Пространство лорда Чаттерлея ограничено: дом, лес и сад; а остальной мир представлен для Клиффорда лишь в его деловых связях и через средства массовой информации (радио). Парадоксально, что лишь в последней сфере Клиффорд Чаттерлей является вполне «хозяином», именно в ней полностью реализует себя «верх» Чаттерлея (интеллект, деловая хватка).

Проведенный анализ позволяет заключить, что в романе Лоренса присутствуют следующие типы художественного мифологизма9:



  1. Создание своей оригинальной системы мифологем (мифо-пласт, связанный с лоренсовскими представлениями о механистической цивилизации, гибельной для всего естественного, природного в человеке. Реализуется в пространственных образах Рагби-Холла, рабочих поселков Тавершалла, Стаксгейта и пр.);

  2. Использование отдельных мифологических мотивов и персонажей в повествовании («неоязычество» Лоренса10. . Реализуется в пространственном образе леса);

  3. Притчеобразность повествования, ориентированная на архетипические основы человеческого и природного бытия (авторский миф о Волне Жизни, о вечной Весне и пр.).

Было бы интересно проследить также мифологическую модель времени (цикличность) в романе; соотношение «своего» и «чужого» пространства разных героев; сопоставить время индивидуальное разных персонажей и время историческое. Для пространственно-временной организации произведения важной представляется мифологема «дома» и ее различные варианты в романе и т.д.



Изучение пространства романа в мифопоэтическом ключе позволило нам глубже осмыслить философские идеи Лоренса о проблеме пола. Утверждая свободу человека в естественных проявлениях его тела, Лоренс возрождает языческое наслаждение жизнью во всей ее полноте, которое идет вразрез с моралью цивилизованного общества.


1 Ермакова Г.М. Мифологическая образность в романе Д.Г. Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей». // Реализм в зарубежных литературах 19-20 веков. Саратов, 1991. – С.104-105.

2 Цит. по: Ермакова Г.М. Мифологическая образность… - С. 105.

3 Там же. – С. 106.

4 Эпштейн М. В поисках «естественного человека». «Сексуальная революция» и дегуманизация личности в западной культуре 20 века. // ВЛ, 1976. - № 8. – С. 111- 145.

5 Ермакова Г. М. Мифологическая образность в романе Д.Г. Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей». // Реализм в зарубежных литературах 19-20 веков. Саратов, 1991. – С. 107.

6 Андреева И.С. О «крылатом Эросе». // Лоренс Д. Любовник леди Чаттерлей. М., 1990. – С. XIII.

7 Русский текст романа цитируется в переводе Т. Лещенко по изданию: Д. Лоренс. Любовник леди Чаттерлей. М., 1990, с указанием страницы в круглых скобках.

8 Д. Лоренс. Предисловие к роману // Д. Лоренс. Любовник леди Чаттерлей. М., 1990. С. 7.

9 См.: Литературный энциклопедический словарь. М., 1987.

10 Подробнее см.: Ермакова Г.М. Мифологическая образность в романе… Саратов, 1992.

Каталог: upload
upload -> Відділ освіти Криничанської райдержадміністрації
upload -> Замінено текст розділу: IV. Соціокультурна змістова лінія
upload -> Володимир Мельниченко Тарас Шевченко: «Мій великий друг Щепкін» Москва олма медіа Групп
upload -> Тарас Шевченко: «Моє перебування в Москві» Москва
upload -> Частина ІІІ михайло Грушевський: «Я оснувався в Москві, Арбат 55» Великий українець на Арбатi
upload -> Тема. Числівник: загальне значення, морфологічні ознаки, синтаксична роль. Числівники кількісні і порядкові. Числівники прості, складні й складені. Мета
upload -> Тема.. Старий рік поспішає на поріг
upload -> Повідомлення по темі «Будова слова»
upload -> Урок у першому класі «здрастуй, школо!» Мета: Розкрити учням поняття слів «школа», «школяр», розширювати пізнавальну діяльність дітей, формувати інтерес до навколишнього світу


Поділіться з Вашими друзьями:


База даних захищена авторським правом ©refos.in.ua 2019
звернутися до адміністрації

увійти | реєстрація
    Головна сторінка


завантажити матеріал